НОВОСТИ О НАС ДОКУМЕНТЫ ИНФОРМАЦИЯ ПОМОЩЬ ССЫЛКИ
Новости

 

Пресс-конференция Председателя Правительства и министров социально-экономического блока

 

30 июня в зале заседаний Правительства состоялась пресс-конференция Главы исполнительной власти Павла Прокудина и министров социально-экономического блока. В ней приняли участие Первый заместитель Председателя Правительства Алевтина Слинченко, министр финансов Ирина Молоканова, министр экономического развития Дмитрий Болтрушко, министр сельского хозяйства Светлана Тимотина и и.о. министра здравоохранения Александр Гончар. Темой для встречи с журналистами послужил Отчет о деятельности Правительства в 2015 году, представленный вчера в Верховном Совете республики.

Павел Прокудин: Добрый день! Вчера во время сессии Верховного Совета произошло небывалое для нашей республики событие. Одна ветвь власти, в данном случае – законодательная, оценивала работу другой ветви – исполнительной. Хочу отметить, что нигде у нас в Конституции на прописано верховенство одной ветви власти над другой. На наш взгляд, это, как минимум, некорректно – оценивать своих коллег.

Мы еще раз прослушали все доводы, которые приводили депутаты Верховного Совета. И, мягко говоря, мы с ними не согласны.

К сожалению, у нас вчера не было возможности озвучить свою позицию. Хотя, в принципе, все основные моменты содержались в приложениях к Отчету, в ответах на те 89 депутатских вопросов. Но, на наш взгляд, если уж решили оценивать работу своих коллег, как бы это ни выглядело с точки зрения этических норм, тогда нужно было хотя бы дать возможность высказаться.

Главный укор Правительству, которое работало в 2015 году – это то, что оно допустило спад в экономике. И, по мнению депутатов, основная причина этого – временное удержание 30% зарплат и пенсий.

В 2015 году просела вся мировая экономика. Везде произошел спад. В Российской Федерации товарооборот уменьшился на 30%. Мы не являемся отдельно взятым государством, которое никак не связано с глобальным внешним миром. Более того, нам, когда происходят экономические кризисы, вдвойне тяжело. Мы не можем воспользоваться финансами международных фондов, не можем привлекать деньги извне в трудную минуту. У нас такой возможности нет.

Кстати, об оценке Правительству. Где прописаны критерии этой оценки? Вот существуют, к примеру, критерии оценки работы государственных администраций – там четко, по пунктам расписано, на что обращать внимание. Как оценивали Правительство? Что, у нас Минрегионразвития не работал – дороги не ремонтировались, связи не было, ТВ не работало? Или Минздрав не работал?

Алевтина Алексеевна, представьте цифры, что происходило в прошлом году? В сравнении с государствами, окружающими нас: наша ли это эксклюзивность или все-таки в мировой экономике, в соседних странах тоже происходило нечто подобное?

Алевтина Слинченко: Мы неоднократно говорили, что наша республика не отделена от всего остального мира, наша экономика не закрытая, мы торгуем более чем с 90 странами. И, естественно, та ситуация, которая складывается сегодня в мире, влияет на все, в том числе – на общие макроэкономические показатели в нашей республике.

Павел Николаевич вчера озвучил основные внешние факторы, которые влияют на экономическую ситуацию. Это наша международная непризнанность. Это те ограничительные меры, которые мы испытываем со стороны Украины и Молдовы: в последнее время эти меры более интенсивны и носят системный характер. Это та ситуация, которая складывается в странах основных наших торговых партнеров – в России, Украине, Молдове, Евросоюзе. Кроме того – положение глобальных мировых рынков.

Были обозначены и внутренние факторы: несовершенство законодательства в налоговой, тарифной политике, антимонопольной деятельности, низкий уровень технической оснащенности, модернизации наших предприятий.

Конечно, все макроэкономические показатели, которые приводились, претерпели снижение не только у нас в государстве. Я приведу несколько цифр для понимания общей ситуации и сравнения показателей в нашей республике и в сопредельных государствах.

К примеру, очень много внимания было уделено объему розничного товарооборота. У нас он сократился на 26,4%. Но, если сравнивать с другими государствами, в РМ сокращение составило 20,7%, в Украине – 38,5%, в РФ – чуть более 34%.

Оценивая экономику, конечно, нужно говорить об основном показателе, который оценивает макроэкономическую ситуацию – это валовой внутренний продукт. Если говорить о ВВП на душу населения – у нас он сократился на 21,8%. Согласно анализу показателей в соседних государствах, ВВП на душу населения в РМ сократился на 18,1%, в Украине – на 30,1% и в РФ на 35,8%.

Естественно, что ВВП и розничный товарооборот являются показателями осуществления внешнеэкономической деятельности хозяйствующих субъектов на территории страны, динамики производственных процессов. Если говорить о показателях ВЭД, то мы тоже не единственная страна, которая претерпела их снижение. Экспорт в нашей республике сократился на 14,6%. В РМ снижение по данному показателю наблюдалось на уровне 16%, в Украине – на 27%, в РФ снижение экспорта составило 31%. Соответствующие показатели импорта демонстрируют, что и он в условиях кризиса упал и в мире, и в странах наших основных партнеров. У нас импорт сократился на 30,4%, в РМ – на 25%, в Украине – на 29%, в РФ – на 37%.

Хотелось бы отметить касаемо импорта: по нашим оценкам, в Приднестровье его снижение все-таки произошло в результате сокращения ценовой составляющей основных продуктов, которые импортируются в нашу республику. Если оценивать импорт юридических лиц по итогам 2015 года в натуральном соотношении, то динамика практически сохраняется на уровне 2014 года. Таким образом, снижение импорта у нас произошло за счет девальвационных процессов в соседних государствах и, соответственно, снижения стоимостной оценки импортируемых товаров.

Что касается заработных плат – реального уровня и в долларовом эквиваленте. Реальный уровень зарплат у нас в республике сократился на 3,4%. В Украине реальное снижение заработных плат отмечается на уровне 21%, в РФ – 9,5%. Это все сложилось в результате падения курсов национальных валют этих государств. И, если даже оценивать в долларовом эквиваленте, у нас снижение составило 4,3%, в РМ – 18,6%, в Украине – 34,4%, в РФ – 34,2%.

Один из вопросов Правительству касался уровня теневой экономики. Мы постоянно ведем анализ этого показателя, и, по оценкам Минэкономразвития, в 2015 году он составил 25,5%. По данным Всемирного банка, уровень теневой экономики в России составляет 43%, в Украине – 40%, в РМ – 30%.

То есть, по сути, все показатели, которые были мной приведены, говорят о том, что сложившаяся в нашей республике ситуация не уникальна. Эта тенденция наблюдается и в соседних государствах. Мы не оторваны от мира, и все, что происходит вовне, отражается и на деятельности наших предприятий, и на показателях, которые формируются у нас в экономике.

Павел Прокудин: Эти цифры подтверждают, что никакой уникальности нет в произошедшем у нас в 2015 году.

Ирина Молоканова: Безусловно, основной вопрос, который был у депутатов Верховного Совета, и он задавался Правительству по отчету – выплата в неполном объеме заработных плат и пенсий в 2015 году. Выводы были сделаны уже на прошлой сессии, 22 июня. Именно тогда и был поставлен вопрос о рассмотрении итогов депутатского расследования по выплате зарплат и пенсий в 2015 году. Я, как представитель Правительства в парламенте, просила перенести этот вопрос, в виду того, что заключение депутатского расследования Правительством было получено накануне сессии, 21 июня, в 17:00 и для детальной проработки заключения и сделанных выводов времени не было. Однако даже на первый взгляд было видно, что не все цифры, которые приведены в депутатском расследовании, точны. Не смотря на это, депутаты сделали основной вывод о том, что деньги были, и у Правительства была возможность выплачивать зарплаты и пенсии в полном объеме.

Должна сказать, что параллельно депутатскому расследованию по указанию Президента была создана межведомственная комиссия, которую возглавил Прокурор республики. Прокуратура у нас независима, не подчиняется ни одной ветви власти.

Выводы, которые были сделаны Прокуратурой на основании расчетов министерства финансов, ЕГФСС говорили о невозможности выплаты в полном объеме зарплат и пенсий в 2015 году.

Результаты работы комиссий оказались совершенно противоположными.

Я должна заметить, что по расчетам депутатского расследования были взяты цифры фактического финансирования, но на наш взгляд, необходимо было учитывать плановые показатели. Кроме того, в основу расчетов также были положены остатки средств республиканского бюджета по состоянию на 1 января, которые являются источником покрытия дефицита бюджета. Однако остатки учли в общей сумме, а по утвержденным изменениям в Закон «О Республиканском бюджете на 2015 год» не все из них могли быть использованы на выплату заработной платы. Здесь говорится о целевых средствах дорожного и экологического фондов, которые точно также были в остатках республиканского бюджета. Когда утверждались изменения, а именно, эти остатки, только часть из них – 8 млн. рублей были направлены на сокращение дефицита республиканского бюджета. А в основу расчетов по депутатскому расследованию взята общая сумма – 45 млн. рублей.

Исходя из расчетов, которые сделали депутаты, общий дефицит по социально защищенным статьям составил 922 млн. рублей, а по расчетам Правительства – 1,067 млрд. рублей. Такая разница возникла, потому что мы брали за основу плановую сумму по социально защищенным статьям, и, учитывали не все остатки, которые могли быть направлены на сокращение дефицита бюджета.

Законом о республиканском бюджете из 1,067 млрд. только 670 млн. рублей имели реальные источники покрытия дефицита бюджета. Таким образом, 396 млн. рублей по социально защищенным статьям не обладали источником погашения. И именно из этих 396 млн. рублей, 290 млн. – задолженность по заработной плате, остальное – кредиторская задолженность по социально защищенным статьям. Из них 20 млн. – по содержанию детских домов и интернатов, 15 – по медикаментам и 18 – по продуктам питания.

Исходя из этих расчетов, действительно 396 млн. рублей были непокрыты реальными источниками. Поэтому производить выплаты заработных плат из республиканского бюджета в полном объеме в 2015 году было невозможно.

Зарплата – это один из элементов социально защищенных статей. Если бы мы 100% финансировали зарплаты, то наши больницы остались без медикаментов. Наши медработники бы получали полную заработную плату, но пациенты полноценную медицинскую помощь не смогли бы получить, т.к. медикаментов в больницах и поликлиниках не было бы. Дети, которые содержатся в школах-интернатах, детских домах и военнослужащие остались бы без питания.

Теоретически, если бы мы все деньги направили на заработные платы, свои функции по другим статьям мы бы не исполнили в полном объеме.

Павел Прокудин: Кроме того, где возможность была, зарплаты выплачивали в полном объеме.

Ирина Молоканова: Да, но только в городе Тирасполь. Заработная плата выплачивалась в 100%-ом объеме. В столице доходы позволяли финансировать эту статью полностью, и одновременно питание и другие социально защищенные статьи. Но в других городах и районах, и в том числе и по республиканскому бюджету, такой возможности не было.

Павел Прокудин: Хочу отметить, что это было не изъятие денежных средств, это было недофинансирование. Деньги были возвращены. Пенсионерам – в декабре, в этом году государство рассчиталось уже по задолженности перед бюджетниками. Вместе с тем хочу подчеркнуть, что на многих предприятиях произошли уменьшения заработной платы работников, которые так и не были им возвращены.

Дмитрий Болтрушко: Тезис, который высказывался вчера на заседании сессии Верховного Совета в отношении того, что падение ВВП связано исключительно с невыплатой 30%, является несостоятельным. Даже при рассмотрении бюджета, которое проходило в марте, говорилось о том, что снижение розничного товарооборота на 20% в структуре ВВП сыграло роль только на 3%. То есть, если ВВП у на упал на 20% то снижение розничного товарооборота и снижение валовой добавленной стоимости в торговле сократило ВВП только на 3% из 20%. В этой связи постоянное тиражирование тезиса о том, что из-за введения особого порядка финансирования выплат просела экономика, не обосновано.

Если говорить о фонде оплаты труда и косвенно переходить от 30%-ного недофинансирования в бюджетной сфере на внебюджетный сектор, то здесь следует отметить, что очень многие предприятия в период кризиса, естественно, оптимизируют и сокращают свои расходы, на персонал в том числе. Есть организации, допустившие сокращение средней численности списочного состава, и это крупные предприятия такие как «Тиротекс», «Литмаш», «Молдавизолит», «Квинт», «Фарба-групп», Бендерский хлеб. Произошло сокращение численности от 10% до 60%. Это только по людям, а есть еще урезание средней номинальной заработной платы. То есть это фактическое сокращение заработной платы на предприятиях, это деньги, которые никто не вернул. Здесь цифры, которые говорят сами за себя. Например, спорткомплекс «Шериф» сократил среднюю номинальную заработную плату на 50%, при этом деньги никому возвращены не были. Еще одно предприятие, крупнейший налогоплательщик, импортер, сократило среднюю номинальную заработною плату практически на 15%. Такое произошло на многих предприятиях.

Правительство со своей стороны в 2015 году для недопущения развития данной ситуации предлагало введение внешнего управления при сокращении численности сотрудников на 20%. Это позволило бы разобраться в эффективности или неэффективности предпринимаемых мер на предприятии, и вынесения решения об оказании государственной поддержки или неоказании. Однако депутатами это предложение не было поддержано.

Кроме того, в 2015 году многим предприятиям оказывалась государственная поддержка на взаимных обязательствах, главным из которых являлось неснижение численности трудового коллектива и, соответственно, объема фонда оплаты труда.

В мотивировочной части постановления Верховного Совета указано, что снижение фонда оплаты труда в том числе послужило вынесению негативной оценки. Однако Правительство предпринимало все меры в рамках имеющихся возможностей, и даже пыталось расширить их для оказания влияния на ситуацию, но этого сделать не позволили. А сейчас за это же предъявляются некие претензии.

Павел Прокудин: Хочу предоставить слово и и.о. министра здравоохранения. Все-таки те изменения, что произошли в отрасли, они уникальны. Хочется услышать Ваше мнение, ведь Минздрав тоже «двойку» получил.

Александр Гончар: Вчера после утверждения постановления Верховного Совета я получил огромное количество звонков от коллег, от руководителей лечебных учреждений. Многие задавали вопрос: «неужели министерство здравоохранения тоже сработало неудовлетворительно в 2015 году?». Многим нашим специалистам обидна такая оценка.

Хочу сказать, что в течение прошлого года предпринимались значительные усилия со стороны Правительства, министерства и подведомственных учреждений для того, чтобы не просто поддержать отрасль здравоохранения, но и дальше ее развивать.

В 2015 году продолжалось комплектование медицинским диагностическим оборудованием наших лечебных учреждений. Почти на 40 млн. руб. было заключено договоров на поставку нового высокотехнологичного оборудования. Это и компьютерные томографы и УЗИ-аппараты, современные операционные столы, многофункциональные кровати и другое оборудование, которое так необходимо нашим ЛПУ.

Конечно, проблемы в здравоохранении были, они накапливались не один год. К сожалению, за столь короткий промежуток времени их решить невозможно. Но проработав в приднестровской системе здравоохранения более 30 лет, я могу констатировать то, что именно в последние годы идут колоссальные финансовые вливания с медицину. Причем не только за счет Единого государственного фонда социального страхования, но и за счет гуманитарной помощи Российской Федерации. Хочется выразить благодарность за эту поддержку России. Часть этих средств пошло на реконструкцию лечебно-профилактических учреждений. В 2015 году 19 наших объектов было включено в данную программу.

В связи со сложной финансовой ситуацией в прошлом году отрасль была профинансирована на 35% от потребности. 85% этой суммы пошла на финансирование заработной платы. Примерно на 10% мы добились бесперебойного обеспечения всех наших лечебных учреждений жизненно важными лекарственными препаратами.

Благодаря всему комплексу мер удалось снизить заболеваемость туберкулезом, улучшилась выявляемость онкопатологий в начальных стадиях, нет материнской смертности, снизилась смертность среди недоношенных новорожденных, а также многие другие показатели. Пусть эти проценты не так велики, но они ценны тем, что за каждым стоит человеческая жизнь.

Павел Прокудин: Министерство сельского хозяйства на особом контроле Правительства, ему уделяется повышенное внимание. Мы считаем эту отрасль перспективной для Приднестровья, именно она может стать локомотивом нашей экономики.

Светлана Тимотина: Действительно в последние годы большое внимание уделяется Правительством сельскому хозяйству, в частности агропромышленному комплексу. В этой связи было странно слышать от депутатов о том, что на снижение объемов производства сельхозпродукции повлияли меры, принятые государством для поддержки сельхозпроизводителей. Главная причина снижения показателей урожайности и снижения объемов производства – плохие агроклиматические условия в 2015 году.

Приднестровье является зоной рискованного земледелия. Естественно в сравнении с рекордно урожайным 2014 годом в 2015 году по объективным причинам было допущено некоторое снижение этого показателя. Однако если мы посмотрим данные 2013 года по зерновым первой группы, таким как озимая пшеница и ячмень, то мы увидим, что в прошлом году произошло увеличение производства не смотря на то, что как раз агроклиматические условия были хуже, чем в 2013 году.

Депутаты, к сожалению, почему то не озвучили информацию о положительных результатах в области животноводства. У нас увеличилось поголовье мелкого рогатого скота. В общественном секторе произошло увеличение поголовья свиней. Производство молока было увеличено на 2,5%.

Активно вчера муссировалась тема введения специальных сезонных таможенных пошлин. Если посмотреть на итоги 2015 года, то у нас возросло производство мяса куриного на 25%, свиного мяса на 37%. Это все произошло благодаря тем мерам, которые принимались в рамках действия программы импортозамещения.

Также обсуждался тот факт, что отдельные консервные предприятия не производили в прошлом году овощные консервы. Работа любой такой организации начинается в январе-феврале, когда готовится производственная программа. Ввиду понимая, что девальвация валют в сопредельных государствах сделала их продукцию неконкурентоспособной, предприятия приостановили выпуск консервов. К тому же у них отсутствовали оборотные средства. Согласиться с тем, что на эту ситуацию повлиял поливной тариф, мы не можем, поскольку утвержден он был в апреле, когда поля уже засеяны зеленым горошком.

Павел Прокудин: Теперь мы можем перейти к вопросам.

ТСВ: Самым резонансным вопросом прошлого года назвали недофинансирование пенсий и зарплат. Ситуация была сложная, говорили о том, что не хватало денег и создавался некий резерв. В этом году тоже непросто. А в какую очередь нынешнее Правительство возможно бы прибегло к тому, чтобы опять недофинансировать зарплаты и пенсии?

Павел Прокудин: Хочется надеяться, что ситуация 2015 года не повторится, хотя на сегодняшний день, риски очень велики. Надо констатировать, что сделано это было в выборный год, и Правительство и Президент, безусловно, это понимали.

Я уже как-то говорил, что разница между политиком и государственным человеком в том, что политик думает о следующих выборах, а государственный человек о следующих поколениях.

В прошлом году, когда была такая ситуация, мне звонили мои однокурсники из Одессы и спрашивали, действительно, у нас танки стоят? Когда Порошенко в Румынии говорит, что нужно разморозить приднестровский конфликт, наверно, любое руководство страны в срочном порядке откроет мобилизационный план, будет думать о создании запасов продовольствия, ГСМ, жизненно важных лекарств. А как это создается? Нужны финансы. А где их взять? Было принято решение о создании резерва. Другого выхода на тот момент не было.

При этом мы постоянно поддерживали связь с Российской Федерацией. Сейчас делегация едет в Москву именно по вопросу недопущения повторения ситуации прошлого года. И нужно понимать, что в России сейчас тоже непросто, тоже выборный год.

Поэтому отвечая на ваш вопрос, скажу, что, безусловно, не хочу, чтобы такое повторилось.

Первый Приднестровский телеканал: Павел Николаевич, получается интересная ситуация. Депутатское расследование показало, что деньги все-таки были. В Минфине говорят, что денег на выплату в полном объеме зарплат и пенсий не было. Депутаты говорят, что это сильно сказалось на сокращении ВВП. Минэкономразвития говорит, что всего на 3% сократился. Почему такие разные цифры, разные данные приводятся? Где искать истину?

Павел Прокудин: Экономика такая наука, что посчитать можно по-разному. Мы оперируем реальными цифрами. Не просто какими-то ощущениями, домыслами, а что было бы, если… Или, как говорят: «Почему вы красили фасады, а не использовали эти средства?» Понимаете, были целевые деньги, которые выделяли наши друзья. Не бюджетные средства. Было четко сказано: это не на проедание. Это на улучшение имиджа, на строительство детского сада, на обеспечение медицинским оборудованием и так далее. Взять оттуда – и потом с отчетом министр финансов поедет, а ей скажут: а почему вы так тратили, это же не на проедание, с этим вы как-то сами разбирайтесь. И так нам говорят, поверьте! Говорят: «Держитесь!» Мы и держимся. Уже почти 26 лет.

Первый Приднестровский телеканал: Что с валютным кризисом? Есть ли прогнозы, когда он, наконец, закончится?

Павел Прокудин: Все кризисы рано или поздно заканчиваются. Мы с большим оптимизмом смотрим на предстоящую, на следующей неделе поездку правительственной делегации в Москву. Есть договоренность о проведении ряда встреч, и мы надеемся, что кризис будет преодолен уже в самое ближайшее время. Правительство и Президент на сегодняшний день одной из главных задач видят именно преодоление валютного кризиса.

01-07-2016

 

 

 
  Новости  
Новости
2018 г.
2017 г.
2016 г.
2015 г.
2014 г.
 

 
 
Правовые акты
Отчеты
Ежедневный агрометео-рологический бюллетень
Мониторинг засух (ежедекадно)
Обращения граждан
Пресс-служба
Инвестиционная деятельность
Общественный
экологический совет
Государственные символы
   

Контактная информация:

Подробно

 

Locations of visitors to this page

Контактная информация:

© 2009-2018 Министерство сельского хозяйства и природных ресурсов
Приднестровской Молдавской Республики

При использовании материалов сайта, обязательно указывать адрес www.ecology-pmr.org

Наши адреса:

www.ecology-pmr.org
agroeco.gospmr.org